Atypicity of Vibrio cholerae O1 strains based on agglutability

Cover Page


Cite item

Abstract

The review analyzes literature data on the phenotypic variability of Vibrio cholerae of the O1 serogroup. Three types of polysaccharide structures are distinguished in the cholera pathogen: lipopolysaccharide, or O-antigen, capsular polysaccharide and exopolysaccharide. The rugous form of V. cholerae strains is able to synthesize exopolysaccharide which is highly resistant to antimicrobials, and to form wrinkled colonies that can be agglutinated with cholera sera in various combinations. Serological classification of V. cholerae is based on the specificity of the lipopolysaccharide. V. cholerae of serogroups O1 and O139 causes cholera epidemics, although strains from non-O1/non-O139 serogroups with the main virulence factors are known. Upon transition from the Sto the R-form, lipopolysaccharide loses the O-polysaccharide, and the central region begins to fulfill the function of somatic antigen, exhibiting R-specificity. The serological differences in the strains of V. cholerae are based on a change in the regulation or structural organization of genes encoding the biosynthesis of O-antigen (rfb). From 1988 to 2019, 168 strains of V. cholerae that are atypical for agglutinability and were isolated from the R variant were isolated from environmental objects in the territory of the former USSR and subjects of the Russian Federation; the genetic organization of these strains has not been fully studied. The evolutionary relationships of atypical strains of cholera vibrios isolated from environmental objects in Siberia and the Far East are determined on the basis of a comparative analysis of housekeeping genes. The analysis of the results of basic and applied research indicates that the problem of variability in agglutinability of V. cholerae strains isolated from humans and from environmental objects remains relevant at the current stage of development of the seventh cholera pandemic. The atypicality of strains of V. cholerae O1 on this basis is considered in aspects of the environmental conditions of their existence and the conditionality of phenotypic manifestations by molecular biological determination.

Full Text

Введение

Холерные вибрионы относятся к одному из наиболее изменчивых видов микроорганизмов. В период седьмой пандемии холеры регистрируются случаи выделения из поверхностных водоемов атипичных штаммов Vibrio cholerae, что затрудняет их идентификацию [1]. Известны случаи обнаружения штаммов, атипичных по фенотипическим признакам — от морфологии клеток и колоний до ослабления и утраты агглютинабельности холерными диагностическими серогрупповыми (О1, О139) и вариантоспецифическими (Инаба и Огава) сыворотками — или агглютинирующихся RO-сывороткой в различных сочетаниях с ними [2][4][3][5][6][7]. Установлено, что такие штаммы выделяются из поверхностных водоемов, морской и сточной воды [8][9][10]. Не менее распространенной, чем снижение или утрата агглютинабельности холерными сыворотками, является SR-диссоциация [11].

Вопросам фенотипической изменчивости V. cholerae посвящены в основном работы середины и конца ХХ в. [12]. У возбудителя холеры выделяют три типа полисахаридных структур: липополисахарид (ЛПС), компонентом которого является О-полисахарид, или О-антиген, капсульный полисахарид (КПС), или К-антиген, и ругозный полисахарид, также известный как экзополисахарид (ЭПС) или вибриополисахарид [13, 14]. Предполагают, что ЛПС и капсула в основном защищают штаммы V. cholerae в организме человека, а ЭПС — во внешней среде. При нахождении во внешней среде V. cholerae выработали несколько механизмов выживания. Один из них — способность V. cholerae синтезировать ЭПС и образовывать морщинистые колонии (ругозный фенотип), которые могут агглютинироваться сыворотками — как серогрупповыми и вариантоспецифическими, так и сывороткой холерной RO в различных сочетаниях [15][16][17][18][19].

Ругозные варианты впервые описаны I. Balteneau в 1926 г., впоследствии они были выделены и другими исследователями в популяции как клинических изолятов V. cholerae, так и штаммов, изолированных из внешней среды. Ряд авторов указывают на глубокие морфологические, биохимические и антигенные изменения, а также сниженную подвижность и вирулентность штаммов V. cholerae ругозной формы. Другие исследователи считают, что ругозные варианты могут сохранять типичную морфологию и неизмененные биохимические признаки [20][21][22][23][24]. С.П. Задновой с соавт. (2010) установлено, что ругозные штаммы V. cholerae при смене морфологии колоний сохраняют полную вирулентность, а также обладают сниженной подвижностью, что связано с изменением экспрессии генов, необходимых для хемотаксиса и биосинтеза жгутика. Ругозные формы штаммов V. cholerae в сравнении с гладкими вариантами более устойчивы к действию сывороток, комплемента и различных повреждающих факторов внешней среды (хлор, кислая реакция среды, ультрафиолетовое излучение, осмотический и оксидативный стрессы) [21].

Повышенная продукция ЭПС на поверхности отдельных клеток приводит к изменению морфологии клеток и формированию ругозных колоний. Доказано, что сахара, входящие в состав ЭПС, способны инактивировать некоторые агенты, например хлор, что способствует сохранению патогена в хлорированной воде и имеет очень важное эпидемиологическое значение, т.к. вспышки холеры чаще всего развиваются при водном пути заражения [16][18][21][25][26][27][28][29][30][31]. За синтез внеклеточного ЭПС отвечает кластер генов VPS. Ряд авторов считают, что ругозный фенотип в основном распространен

у эпидемических штаммов, на основании чего можно предположить, что продукция ЭПС играет важную роль в эпидемиологии холеры. A. Ali с соавт. (2005) показали, что в биосинтезе полисахарида, отвечающего за ругозный фенотип, участвует внеклеточная система секреции белка (ген eps) [16][32]. В 2009 г. в Хайдарабаде (Индия) была зарегистрирована вспышка холеры, вызванная токсигенными штаммами V. cholerae как в гладкой, так и в ругозной форме [27][33]. В результате проведенных исследований было установлено, что штаммы с измененной морфологией колоний обладали повышенной устойчивостью к противомикробным препаратам и характеризовались наличием мутаций в гене, кодирующем регуляторный белок гемагглютининовой протеазы (hapR).

Представляется важным и своевременным анализ результатов изучения атипичных по признаку агглютинабельности выделяемых штаммов V. cholerae (в ругозной или гладкой формах), в том числе в связи с возможным затруднением их идентификации в случае снижения или отсутствия агглютинации с холерной диагностической сывороткой О1 при отрицательном результате детекции гена rfb (wbe), кодирующего О-антиген.

Основная часть

Основным защитным антигеном для V. cholerae является О-антиген, на котором построена схема типирования [3]. К настоящему времени идентифицировано 206 серогрупп, из которых только О1 и О139 вызывают эпидемию/пандемию холеры, хотя известно, что несколько штаммов, не относящихся к О1 и О139 серогруппам, обладают основными факторами вирулентности [34]. На специфичности ЛПС основана серологическая классификация многих грамотрицательных бактерий, в том числе V. cholerae. В структуре ЛПС различают три самостоятельных области: О-специфическую полисахаридную цепь, коровую область (кор-гидрофильный гетерополисахарид, состоящий из олигосахаридного остова) и липид А. При переходе из S- в R-форму ЛПС утрачивает О-полисахарид, а центральная область, после этого ставшая концевой структурой, начинает выполнять функцию соматического антигена, проявляя R-специфичность [35][36][37][38]. Л.П. Алексеевой с соавт. (1998) выявлены аналогичные различия в структуре S- и R-форм ЛПС V. cholerae на основе моноклональных антител [1]. Биосинтез ЛПС V. cholerae начинается с построения липида А, чья жирнокислотная часть встраивается во внешний слой наружной мембраны. В процессе перехода штаммов Огава в Инаба и к R-формам ЛПС редуцируется. Установлено, что мутация S- в R-форму сопровождается утратой аминосахаров (квиновомозина и перозамина), характерных для ЛПС S-форм V. cholerae, и потерей О-специфичности, что проявляется возникновением перекрестных серологических реакций между серовариантами Инаба и Огава. О-полисахарид синтезируется независимо от комплекса коровая область–липид А при участии фермента гликозилтрансферазы. При отсутствии этого фермента О-антиген не прикрепляется к коровой части и формируется на поверхности клетки самостоятельно. В неблагоприятных условиях окружающей среды повреждаются прежде всего боковые полисахаридные цепи ЛПС, отвечающие за серологическую специфичность V. cholerae. Антигенный состав R-формы может быть неоднороден и зависит от глубины изменений структур центральной области и липида А. Так, в основе серологических различий штаммов V. cholerae лежит изменение регуляции или структурной организации генов, кодирующих О-антиген. За синтез О-антигена V. cholerae ответственны гены rfb (wbe), определяющие его вариабельность [11].

По данным ФКУЗ «Противочумный центр» и ФКУЗ «Ростовский-на-Дону противочумный институт» Роспотребнадзора (референс-центра по мониторингу холеры), штаммы V. cholerae с атипичной агглютинабельностью наиболее широко распространены в Республике Каракалпакстан (Узбекистан), Мангышлакской области (Республика Казахстан) и некоторых субъектах России (Приморский и Хабаровский края, Новосибирская область и др.). При этом в большинстве указанных районов измененные по агглютинабельности штаммы выделяются наряду с типичными штаммами. Выраженная неоднородность этой группы заключается в регистрации вариантов с различной степенью агглютинабельности холерными диагностическими сыворотками [11][39–54]. На протяжении ряда лет в Ростовском-на-Дону противочумном институте проводилось изучение штаммов V. cholerae О1 серогруппы, атипичных по агглютинабельности. Так, в экспериментальной работе И.Я. Черепахиной (2003) было изучено свыше 200 штаммов V. choleraе O1, в том числе атипичных по антигенному составу, которые в последующем были разделены на две группы: 1-я группа — обозначенная как R-фенотип (штаммы, агглютинирующиеся только холерной сывороткой RO в различных титрах, нетоксигенные, выделение только из объектов окружающей среды); 2-я группа — SR-варианты (штаммы V. choleraе, агглютинирующиеся всеми холерными сыворотками в различных сочетаниях, часть из них сохранила вирулентность, выделялись как из объектов окружающей среды, так и от людей) [11].

Известен случай выделения от больного токсигенного штамма V. choleraе R-варианта классического биовара в 1953 г. в Калькутте (Индия). Изолят оказался типичным по культурально-морфологическим и биохимическим свойствам. По результатам анализа серологической диагностики установлена принадлежность штамма к R-варианту, а также подтверждена его принадлежность к O1 серогруппе по наличию измененного гена rfbN [33]. Изолят V. cholerae R-варианта отнесен к биовару Сlassical на основании ряда тестов: чувствительности к классическому диагностическому фагу в диагностическом титре и устойчивости к фагу El Tor, чувствительности к 50 ед. полимиксина В, а также положительной реакции гемагглютинации с куриными эритроцитами. При определении эпидемиологической значимости установлено, что данный штамм был негемолитичен (проба Грейга отрицательна), по результатам ПЦР-генотипирования содержал гены профага CTXφ (ctxABclas tcpAclas) и был токсигенным.

В то время как в эндемичных очагах (странах Азии, Африки и Карибского бассейна) идет процесс формирования новых антигенных вариантов, имеющих эпидемический потенциал, в неблагоприятных экологических условиях происходит адаптация штаммов V. cholerae [54].

Стоит отметить, что территория России не является эндемичной по холере, тем не менее из водоемов Приморского края на протяжении ряда лет выделяются нетоксигенные штаммы V. cholerae R-варианта, типичные по культурально-морфологическим и биохимическим свойствам, т.е. в гладкой форме [55]. Н.О. Бочалгиным (2017) проведено определение эволюционных взаимоотношений выделенных из водоемов в Сибири и на Дальнем Востоке штаммов V. cholerae на основании сравнительного анализа генов «домашнего хозяйства». Так, он выделил подгруппу штаммов V. cholerae, включающих культуры, относящиеся как к R-варианту, так и к non-О1/non-О139 серогруппам, обособленную от токсигенных (ctxA+tcpA+) и нетоксигенных (ctxA-tcpA+) штаммов [56]. В дальнейшем Н.О. Бочалгиным (2019) разработан и апробирован подход к мультилокусному сиквенс-типированию для углубленной идентификации и оценки родства различных групп штаммов. Автор выявил, что штаммы V. choleraе R-варианта вошли в различные кластеры на основе сиквенс-типов — как в группу сиквенс-типов, включающих нетоксигенные культуры V. choleraе О1 серогруппы, так и в группу нетоксигенных штаммов V. cholerae О139 и non-О1/non-О139 [57]. Возможно, это связано с наличием специфических экологических условий для появления и переживания таких культур в поверхностных водоемах Приморского края [32].

За 1988–2019 гг. на территории бывшего СССР и субъектов Российской Федерации из объектов окружающей среды выделено порядка 168 штаммов холерных вибрионов, атипичных по признаку агглютинабельности (частота их встречаемости составляла 1,1–28,0%), а также частично (34,5%) не содержащих ген rfb (wbe), ответственный за синтез О-антигена [58][59]. Наиболее часто такие штаммы встречались в Приморском и Хабаровском краях, Республике Калмыкия, Иркутской, Московской, Амурской, Ростовской и Новосибирской областях. В ряде работ показано, что экологическая среда существенно влияет на свойства V. choleraе [25][26][28][60][61][62]. Необходимо учитывать, что в приэкваториальной зоне, в которую входят эндемичные очаги по холере (Индия, Бангладеш, Пакистан, Индонезия, Южная Америка и Африка), существуют другие условия для выживания вибрионов, чем в средних и северных широтах нашей страны. Так, территория бывшего СССР и субъекты России — это регионы с умеренным климатом: от умеренно-континентального (на европейской территории России), континентального (Западная Сибирь), резко континентального (Восточная Сибирь, большая часть Дальнего Востока) до муссонного (юго-восток Дальнего Востока), с резкими колебаниями температуры, поэтому при попадании в объекты окружающей среды V. choleraе вынуждены приспосабливаться к различным условиям [11].

Заключение

Характеристика атипичных по агглютинабельности штаммов V. cholerae, выделяемых на протяжении длительного периода в разных регионах, основывается на изучении комплекса фено- и генотипических свойств, что имеет значение для совершенствования методов дифференциации данной группы штаммов и оценки их патогенетического потенциала.

Таким образом, анализ результатов фундаментальных и прикладных исследований свидетельствует о том, что проблема изменчивости по признаку агглютинабельности штаммов V. cholerae, выделенных от людей и из объектов окружающей среды, продолжает оставаться актуальной на современном этапе развития седьмой пандемии холеры. Атипичность штаммов V. cholerae О1 по данному признаку рассматривается в аспектах экологических условий их существования и обусловленности фенотипических проявлений молекулярно-биологической детерминацией.

×

About the authors

Darya A. Levchenko

Rostov-on-Don Research Anti-Plague Institute

Author for correspondence.
Email: dasha26091987@hotmail.com
ORCID iD: 0000-0002-4676-0377

Darya A. LevchenkoM — Cand. Sci. (Med.), senior researcher, Cholera microbiology laboratory.

344002, Rostov-on-Don

Russian Federation

Irina V. Arhangelskaya

Rostov-on-Don Research Anti-Plague Institute

Email: fake@neicon.ru
ORCID iD: 0000-0002-7569-8584

Irina V. Arhangelskaya — Cand. Sci. (Med.), researcher, Cholera microbiology laboratory.

344002, Rostov-on-Don

Russian Federation

Vladimir D. Kruglikov

Rostov-on-Don Research Anti-Plague Institute

Email: fake@neicon.ru
ORCID iD: 0000-0003-4749-3837

VladimirD. Kruglikov — Doct. Sci. (Med.), main researcher, Cholera microbiology laboratory.

344002, Rostov-on-Don

Russian Federation

Oksana A. Podoinitsina

Rostov-on-Don Research Anti-Plague Institute

Email: fake@neicon.ru
ORCID iD: 0000-0002-9996-4189

Oksana A. Podoinitsina — Cand. Sci. (Biol.), researcher, Molecular biology group.

344002, Rostov-on-Don Russian Federation

References

  1. Алексеева Л.П., Черепахина И.Я., Сальникова О.И., Бурлакова О.С. Изучение антигенных взаимосвязей атипичных R-форм холерного вибриона на основе моноклональных антител. Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии. 1998; (4): 9-12.
  2. Заднова С.П., Плеханов Н.А., Крепостнова И.М., Смирнова Н.И. Устойчивость штаммов геновариантов Vibrio choкте биовара Эль Тор к действию неблагоприятных факторов внешней среды. В кн.: Материалы проблемной комиссии «Холера и патогенные для человека вибрионы». Выпуск 27. Ростов-на-Дону; 2014: 76-9.
  3. Онищенко Г.Г., Кутырева В.В., ред. Лабораторная диагно-стика опасных инфекционных болезней. Практическое руководство. М.: Шико; 2013.
  4. Подосинникова Л.С., Черепахина И.Я. Изменчивость холерных вибрионов. Проблемы особо опасных инфекций. 1998.
  5. Савельева И.В., Савельева Е.И., Бабенышев Б.В. Анализ фенотипических свойств генетически измененных (гибридных) вариантов биовара Эльтор, выделенных на Кавказе. В кн.: Материалы проблемной комиссии «Холера и пато-генные для человека вибрионы». Выпуск 26. Ростов-на-Дону; 2013: 123-9.
  6. Седина С.Г, Цитцер А.О. Об антигенных свойствах RO-вариантов холерного вибриона. В кн.: Современные аспекты эпидемиологического надзора за особо опасными инфекциями: Тезисы XIII конференции противочумных учреждений Средней Азии и Казахстана. Алма-Ата; 1990: 189-92.
  7. Silva A.J., Benitez J.A. Vibrio cholerae biofilms and cholera pathogenesis. PLoS Negl. Trop. Dis. 2016; 10(2): e0004330. https://doi.org/10.1371/journal.pntd.0004330
  8. Ломов Ю.М., Мединский Г.М. Сохранение возбудителя холеры в межэпидемический сезон. В кн.: Материалы проблемной комиссии «Холера и патогенные для человека вибрионы». Выпуск 17. Ростов-на-Дону; 1995: 17-24.
  9. Подосинникова Л.С., Ломов М.Ю., Кудрякова Т.А. Характе-ристика холерных вибрионов, выделенных в России и некоторых странах СНГ в 90-е годы. В кн.: Холера. Материалы VIIIРоссийской научно-практической конференции по проблеме «Холера». Ростов-на-Дону; 1995: 76-9.
  10. Подосинникова Л.С., Ломов Ю.М., Мазрухо Б.Л. Возбудители холеры: современные представления и характеристика штаммов, выделенных в 90-е годы в России. В кн.: Материалы проблемной комиссии «Холера и патогенные для человека вибрионы». Выпуск 13. Ростов-на-Дону; 2000: 18-22.
  11. Черепахина И.Я., Мишанькин Б.М., Бурлакова О.С., Балахнова В.В., Помухина О.И., Фецайлова О.П. Некоторые экологические аспекты антигенной вариабельности холерных вибрионов. В кн.: Холера. Материалы VIIIРоссийской научно-практической конференции по проблеме «Холера». Ростов-на-Дону; 2003: 169-72.
  12. Коробкова Е.И. Микробиология и эпидемиология холеры. М.: Медгиз; 1959.
  13. Sozhamannan S., Yildiz F.H. Diversity and genetic basis of polysaccharide biosynthesis in Vibrio cholerae. In: Epidemiolo-gical and Molecular Aspects on Cholera. Infectious Disease Series. New York: Springer; 129-60.
  14. Yamasaki S., Gard S., Nair G.B., Takeda Y. Distribution of Vibrio cholerae O1 antigen biosynthesis genes among O139 and other non-O1 serogroups of Vibrio cholerae. FEMS Microbiol. Lett. 1999; 179(1): 115-21. https://doi.org/10.1111/j.1574-6968.1999.tb08716.x
  15. Лобанов В.В., Колпикова Л.Д., Ханумьян Т.А. Штамм хо-лерного вибриона шероховатой формы продуцент холерного токсина. В кн.: Сборник научных трудов. Том 1. Новороссийск: Адыгея; 1994: 166-9.
  16. Ali A., Morris J.G., Johnson J.A. Sugars inhibit expression of the rugose phenotype of Vibrio choleraе. J. Clin. Microbiol. 2005; 43(3): 1426-9. https://doi.org/10.1128/jcm.43.3.1426-1429.2005
  17. Beyhan S., Yildiz F.H. Smooth to rugose phase variation in Vibrio cholerae can be mediated by a single nucleotide change that targets c-di-GMP signaling pathway. Mol. Microbiol. 2007; 63(4): 995-1007. https://doi.org/10.1111/j.1365-2958.2006.05568.x
  18. Rice E.W., Johnson C.H., Clark R.M., Fox K.R., Reasoner D.J., Dunnigan M.E., et al. Chlorine and survival of “rugose” Vibrio cholerae. Lancet. 1992; 340(8821): 740. https://doi.org/10.1016/0140-6736(92)92289-r
  19. Yildiz F.H., Schoolnik G.K. Vibrio cholerae O1 El Tor: iden-tification of a gene cluster required for the rugose colony type, exopolysaccharide production, chlorine resistance, and biofilm formation. Proc. Natl. Acad. Sci. USA. 1999; 96(7): 4028-33. https://doi.org/10.1073/pnas.96.7.4028
  20. Безсмертный В.Е., Иванова С.М., Титов Г.В., Шуренкова Е.Н., Подосинникова Л.С., Мазрухо Б.Л. и др. Холерные вибрионы О1, изолированные от людей и из объектов окружающей среды на территории Российской Федерации в 2004 году. В кн.: Материалы проблемной комиссии «Холера и патогенные для человека вибрионы». Выпуск 18. Ростовна-Дону; 2005: 42-5.
  21. Заднова С.П., Смирнова Н.И. Роль внеклеточного экзополи-сахарида в адаптации возбудителя холеры во внешней среде. Проблемы особо опасных инфекций. 2010; (3): 13-9.
  22. Ali A., Rashid M.H., Karaolis D.K.R. High-frequency rugose exopolysaccharide production by Vibrio choleraе. Appl. Environ. Microbiol. 2002; 68(11): 5773-8. https://doi.org/10.1128/aem.68.11.5773-5778.2002
  23. White P.B. The rugose variant of Vibrios. J. Pathol. Bacteriol. 1938; 46(1): 1-6.
  24. Yildiz F.H., Lie X.S., Heydorn A., Schoolnik G.K. Molecular analysis of rugosity in a Vibrio cholerae O1 El Tor phase variant. Mol. Microbiol. 2004; 53(2): 497-515. https://doi.org/10.1111/j.1365-2958.2004.04154.x
  25. Colwell R.R. Global climate and infectious disease: the cholera paradigm. Science. 1996; 274(5295): 2025-31. https://doi.org/10.1126/science.274.5295.2025
  26. Colwell R.R., Epstein P.R., Gubler D., Maynard N., McMichael A.J., Patz J.A., et al. Climate change and human health. Sci-ence. 1998; 279(5353): 968-9. https://doi.org/10.1126/science.279.5353.963g
  27. Chowdhury G.R., Bhadra R.K., Bag S., Pazhani G.P., Das B., Basu P., et al. Rugose atypical Vibrio cholerae O1 El Tor responsible for 2009 cholera outbreak in India. J. Med. Microbiol. 2016; 65(10): 1130-6. https://doi.org/10.1099/jmm.0.000344
  28. Dalsgaard A., Forslund A., Mortensen H.F., Shimada T. Ribotypes of clinical non-O1 non-O139 strains in relation to O-serotypes. Epidemiol. Infect. 1998; 121(3): 535-45. https://doi.org/10.1017/s0950268898001654
  29. Morris J.G., Sztein M.B., Rice E.W., Nataro J.P., Losonsky G.A., Panigrahi P., et al. Vibrio cholerae O1 can assume a chlorine-resistant rugose survival form that is virulent for hu-mans. J. Infect. Dis. 1996; 174(6): 1364-8. https://doi.org/10.1093/infdis/174.6.1364
  30. Rice E.W., Johnson C.J., Clark R.M., Fox K.R., Reasoner D.J., Dunnigan M.E., et al. Vibrio cholerae O1 can assume a ’rugose’ survival form that resists killing by chlorine, yet retains viru-lence. Int. J. Environ. Health Res. 1993; 3(2): 89-98.
  31. Wai S.N., Mizunoe Y, Takade A., Kawabata S., Yoshida S. Vibrio cholerae O1 strain TSI-4 produces the exopolysaccharide materials that determine colony morphology, stress resistance, and biofilm formation. Appl. Environ. Microbiol. 1998; 64(10): 3648-55. https://doi.org/10.1128/aem.64.10.3648-3655.1998
  32. Ali A., Johnson J.A., Franco A.A., Metzger D.J., Connell T.D., Morris J.G., et al. Mutations in the extracellular protein secretion pathway genes (eps) interfere with rugose polysaccharide production in and motility of Vibrio cholera. Infect. Immun. 2000; 68(4): 1967-74. https://doi.org/10.1128/iai.68.4.1967-1974.2000
  33. Islam M.S., Ahsan S., Khan S.I., Ahmed Q.S., Rashid M.H., Islam K.M.N., et al. Virulence properties of rough and smooth strains of Vibrio cholerae O1. Microbiol. Immunol. 2004; 48(4): 229-35. https://doi.org/10.1111/j.1348-0421.2004.tb03518.x
  34. Brenner D.J., Krieg N.R., Staley J.T. Bergey's Manual of Systematic Bacteriology. New York, NY: Springer; 2004.
  35. Книрель Ю.А., Кочетков Н.К. Строение липополисахари¬дов грамотрицательных бактерий. I. Общая характеристика липополисахаридов и структура липида А (Обзор). Биохимия. 1993; 58(2): 166-81.
  36. Книрель Ю.А., Кочетков Н.К. Строение липополисахари¬дов грамотрицательных бактерий. II. Структура кора (Обзор). Биохимия. 1993; 58(2): 182-201.
  37. Лобанов В.В., Сухарь В.В. Особенности липополисахарида Vibrio cholerae. Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии. 2002; (2): 102-7.
  38. Ткаченко В.В. Липополисахариды холерного вибриона и некоторых бактерий. Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии. 1982; (9): 20-8.
  39. Безсмертный В.Е., Иванова С.М., Титов Г.В., Мазрухо Б.Л., Смоликова Л.М., Подосинникова Л.С. Характеристика культур холерных вибрионов О1 и О139, изолированных от людей и из объектов окружающей среды на территории Российской Федерации в 2002 году. В кн.: Материалы проблемной комиссии «Холера и патогенные для человека вибри-оны». Выпуск 16. Ростов-на-Дону; 2003: 13-6.
  40. Безсмертный В.Е., Иванова С.М., Титов Г.В., Подосинникова Л.С., Мазрухо Б.Л., Кудрякова Т.А. и др. Характеристика культур холерных вибрионов О1 и О139, изолированных из объектов окружающей среды на территории Российской Федерации в 2003 году. В кн.: Материалы проблемной комиссии «Холера и патогенные для человека вибрионы». Выпуск 17. Ростов-на-Дону; 2004: 27-31.
  41. Безсмертный В.Е., Подосинникова Л.С., Иванова С.М., Титов Г.В., Смоликова Л.М., Мазрухо Б.Л. и др. Характеристика культур холерных вибрионов О1 и О139, изолированных от людей и из объектов окружающей среды на территории Российской Федерации в 2006 году. В кн.: Материалы проблемной комиссии «Холера и патогенные для человека вибрионы». Выпуск 20. Ростов-на-Дону; 2007: 49-53.
  42. Безсмертный В.Е., Иванова С.М., Титов Г.В., Ломов Ю.М., Телесманич Н.Р., Кругликов В.Д. и др. Информация о биологических свойствах холерных вибрионов О1 серогруппы, изолированных из объектов окружающей среды на территории Российской Федерации в 2007 году. В кн.: Материалы проблемной комиссии «Холера и патогенные для человека вибрионы». Выпуск 21. Ростов-на-Дону; 2008: 52-5.
  43. Безсмертный В.Е., Иванова С.М., Титов Г.В., Ломов Ю.М., Телесманич Н.Р., Кругликов В.Д. и др. Информация о биологических свойствах холерных вибрионов О1 и О139 серогрупп, изолированных из объектов окружающей среды на территории Российской Федерации в 2008 году. В кн.: Материалы проблемной комиссии «Холера и патогенные для человека вибрионы». Выпуск 22. Ростов-на-Дону; 2009: 55-8.
  44. Безсмертный В.Е., Иванова С.М., Титов Г.В., Ломов Ю.М., Телесманич Н.Р., Кругликов В.Д. и др. Информация о биологических свойствах холерных вибрионов О1 серогруппы, изолированных из объектов окружающей среды на территории Российской Федерации в 2009 году. В кн.: Материалы проблемной комиссии «Холера и патогенные для человека вибрионы». Выпуск 23. Ростов-на-Дону; 2010: 106-9.
  45. Иванова С.М., Титов Г.В., Безсмертный В.Е., Ломов Ю.М., Телесманич Н.Р., Москвитина Э.А. и др. Информация о биологических свойствах холерных вибрионов О1 и О139 серогрупп, изолированных от людей и из объектов окру-жающей среды на территории Российской Федерации в 2010 году. В кн.: Материалы проблемной комиссии «Холера и патогенные для человека вибрионы». Выпуск 24. Ростов-на-Дону; 2011: 62-6.
  46. Иванова С.М., Титов Г.В., Безсмертный В.Е., Мазрухо А.Б., Телесманич Н.Р., Кругликов В.Д. и др. Информация о биологических свойствах холерных вибрионов О1 серогруппы, изолированных из объектов окружающей среды и от людей на территории Российской Федерации в 2012 году. В кн.: Материалы проблемной комиссии «Холера и патогенные для человека вибрионы». Выпуск 26. Ростов-на-Дону; 2013: 21-5.
  47. Иванова С.М., Титов Г.В., Безсмертный В.Е., Кругликов В.Д., Москвитина Э.А., Титова С.В. и др. Информация о биологических свойствах холерных вибрионов О1серогруппы, изолированных из объектов окружающей среды на территории Российской Федерации в 2013 году. В кн.: Материалы проблемной комиссии «Холера и патогенные для человека вибрионы». Выпуск 27. Ростов-на-Дону; 2014: 59-64.
  48. Иванова С.М., Титов Г.В., Безсмертный В.Е., Титова С.В., Кругликов В.Д., Москвитина Э.А. и др. Информация о биологических свойствах холерных вибрионов О1 серогруппы, изолированных, из объектов окружающей среды и от людей на территории Российской Федерации в 2014 году. В кн.: Материалы проблемной комиссии «Холера и патогенные для человека вибрионы». Выпуск 28. Ростов-на-Дону; 2015: 67-70.
  49. Иванова С.М., Титов Г.В., Иванников В.В., Безсмертный В.Е., Титова С.В., Кругликов В.Д. и др. Информация о биологических свойствах холерных вибрионов О1 серо-группы, изолированных из объектов окружающей среды на территории Российской Федерации в 2015 году. В кн.: Материалы проблемной комиссии «Холера и патогенные для человека вибрионы». Выпуск 29. Ростов-на-Дону; 2016: 41-5.
  50. Иванова С.М., Иванников В.В., Мискинова Т.А., Титова С.В., Кругликов В.Д., Чемисова О.С. и др. Информация о биологических свойствах холерных вибрионов О1 серо-группы, изолированных из объектов окружающей среды на территории Российской Федерации в 2016 году. В кн.: Материалы проблемной комиссии «Холера и патогенные для человека вибрионы». Выпуск 30. Ростов-на-Дону; 2017: 54-7.
  51. Иванова С.М., Иванников В.В., Мискинова Т.А., Лопатин А.А, Титова С.В., Кругликов В.Д. и др. Информация о биологических свойствах холерных вибрионов О1 серо-группы, изолированных из объектов окружающей среды на территории Российской Федерации в 2017 году. В кн.: Материалы проблемной комиссии «Холера и патогенные для человека вибрионы». Выпуск 31. Ростов-на-Дону; 2018: 48-51.
  52. Кюрегян А.А., Иванова С.М., Мазрухо Б.Л., Смоликова Л.М., Кудрякова Т.А., Титов Г.В. и др. Характеристика культур холерных вибрионов О1 и О139, изолированных от людей и из объектов окружающей среды на территории Российской Федерации в 2000 году. В кн.: Материалы проблемной комиссии «Холера и патогенные для человека ви-брионы». Выпуск 14. Ростов-на-Дону; 2001: 26-30.
  53. Кюрегян А.А., Иванова С.М., Мазрухо Б.Л., Смолико¬ва Л.М., Кудрякова Т.А., Титов Г.В. и др. Характеристика культур холерных вибрионов О1 и О139, изолированных от людей и из объектов окружающей среды на территории Российской Федерации в 2001 году. В кн.: Материалы проблемной комиссии «Холера и патогенные для человека ви-брионы». Выпуск 15. Ростов-на-Дону; 2002: 34-9.
  54. Подосинникова Л.С., Воронежская Л.Г., Лобанова Л.Н. О циркуляции холерных вибрионов на территории СССР в 1987-1991 г. В кн.: Материалы Российской научной конференции «Холера. Вопросы эпидемиологии, микробиологии и лабораторной диагностики». Ростов-на-Дону; 1992: 67-71.
  55. Бочалгин Н.О., Миронова Л.В., Хунхеева Ж.Ю., Солодская НАУЧНЫЙ СОТРУДНИК, Алленов А.В., Балахонов С.В. Аллельный полиморфизм генов «домашнего хозяйства» R-вариантов Vibrio cholerae, выделенных в Приморском крае в 2016 г. Бактериология. 2017; 2(3): 52.
  56. Бочалгин Н.О. Филогенетический анализ штаммов Vibrio cholerae, выделенных из объектов окружающей среды в Сибири и на Дальнем Востоке. В кн.: Материалы IXВсероссийской научно-практической конференции молодых ученых и специалистов Роспотребнадзора «Современные проблемы эпидемиологии, микробиологии и гигиены». Иркутск; 2017: 27-8.
  57. Бочалгин Н.О. Полногеномное мультилокусное сиквенс-типирование в изучении генетического разнообразия и филогении Vibrio cholerae. В кн.: Материалы XI Всероссийской научно-практической конференции молодых ученых и специалистов Роспотребнадзора «Современные проблемы эпидемиологии, микробиологии и гигиены». Уфа; 2019: 201-6.
  58. Кругликов В.Д., Левченко Д.А., Титова С.В., Москвитина Э.А., Архангельская И.В., Гаевская Н.Е. и др. Холерные вибрионы в водоемах Российской Федерации. Гигиена и санитария. 2019; 98(4): 393-9. https://doi.org/10.18821/0016-9900-2019-98-4-393-399
  59. Левченко Д.А., Кругликов В.Д., Архангельская И.В., Ежова М.И., Москвитина Э.А., Титова С.В. Анализ результатов мониторинга холерных вибрионов в объектах окружающей среды на административных территориях России с помощью ГИС «Холера 1989-2014». Проблемы особо опасных инфекций. 2017; (4): 99-102. https://doi.org/10.21055/0370-1069-2017-99-102
  60. Москвитина Э.А., Янович Е.Г., Кругликов В.Д., Титова С.В., Куриленко М.П., Пичурина Н.Л. и др. Прогноз по холере на 2019 г. на основании анализа эпидемиологической обстановки в мире, СНГ и России в 2009-2018 гг. Проблемы особо опасных инфекций. 2019; (1): 64-73. https://doi.org/10.21055/0370-1069-2019-1-64-73
  61. Borroto R.G. Ecology of Vibrio cholerae serogroup O1 in aquatic environments. Rev. Panam. Salud Publica. 1997; 1(1): 3-8. https://doi.org/10.1590/s1020-49891997000100002 (in Spanish)
  62. Mekalanos J.J., Rubin E.J., Walder M.K. Cholera: molecular basis for emergence and pathogenesis. FEMS Immunol. Med. Microbiol. 1997; 18(4): 241-8. https://doi.org/10.1111/j.1574-695x.1997.tb01052.x

Copyright (c) 2020 Levchenko D.A., Arhangelskaya I.V., Kruglikov V.D., Podoinitsina O.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

СМИ зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-75442 от 01.04.2019 г.


This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies